Print


D O U B T
Selections from the Agni Yoga Series

Presented before the Agni Yoga Society, May 23, 2006


      Let us write down questions for a disciple “Dost thou not serve darkness? Art thou not a servitor of doubt? Art thou not a traitor? Art thou not a liar? Art thou not ribald? Art thou not a sluggard? Art thou not irritable? Hast thou a tendency to inconstancy? Art thou not negligent? Dost thou understand devotion? Art thou ready to labor? Wilt thou not be afraid of Light?” Thus ask disciples when preparing them for probation.
      Запишите вопросы ученику: «Не служишь ли мраку? Не слуга ли сомнения? Не предатель ли? Не лжец ли? Не сквернословен ли? Не ленив ли? Не сердит ли? Не уявлен ли к непостоянству? Не нерадив ли? Знаешь ли преданность? Готов ли к труду? Не убоишься ли Света?» — Так спрашивайте учеников, готовя их к испытанию. Hierarchy, 129.

      Doubt is the destruction of quality. Doubt is the tomb of the heart. Doubt is the source of ugliness. Doubt must be mentioned in each talk, because where can we go without quality? What shall we understand without the heart? What shall we attain without beauty?
      Сомнение есть гибель качества. Сомнение есть могила сердца. Сомнение есть начало безобразия. Сомнение должно быть упомянуто в каждой беседе, ибо без качества куда же пойдём? Без сердца что поймём? Без красоты что достигнем? Heart, 6.

      Devotion is the opposite of doubt, which is nothing but ignorance. It means that devotion rests upon enlightenment. Thus, validity of learning is akin to devotion. It is not credulity, not levity, but firmness and steadfastness. Truly, the tower of devotion is not constructed by haphazard toil or by petty decisiveness; and devotion can be violated only by perfidy, which is the same as betrayal.
      Преданность противоположна сомнению, которое не что иное, как невежественность. Значит, преданность покоится на просвещении. Так законность познания — родня преданности. Она не доверчивость, не легкомыслие, но твёрдость и непоколебимость. Конечно, башня преданности складывается не малым трудом, не малою решимостью, и сломить преданность может лишь вероломство, то же предательство. Hierarchy, 287.

      The chief error of men is that they consider themselves to be outside of all that exists. From this issues a lack of cooperation. It is impossible to explain to the one who stands outside that he is responsible for what happens inside without him. The father of egoism has sown doubt and self-deception in order to sever the current with the treasury of Light.
      Главная ошибка людей, что они почитают себя вне Сущего. Из этого истекает отсутствие сотрудничества. Невозможно объяснить стоящему вне, что он ответственен за происходящее внутри без него. Явленный отец эгоизма посеял сомнение и самообольщение, чтоб отрезать провод с хранилищем Света. Hierarchy, 99.

      Doubt is the main entrance for the dark ones. When doubt begins to stir, the Fire becomes low; and the front door swings wide open for the black whisperer. One must augment harmony and find joy even in a hen laying an egg. Thus, in great and small, we outdo the enemy.
      Сомнение — это парадный подъезд тёмным. Когда сомнение начинает шевелиться, Огонь поникает, и парадный вход открывается для чёрного шептуна. Нужно увеличить согласие и находить радость хотя бы о курочке, принёсшей яичко. Так и малым и великим закидаем врага. Fiery World I, 356.

      The worm of doubt is a very indicative symbol. Actually the worm is similar to a bacillus which decomposes psychic energy and influences even the composition of the blood. In times to come scientists will reveal the psychic and physical peculiarities of the man who falls into doubt. The effects of the disease of doubt are among the most infectious.
      Червь сомнения есть символ очень показательный. Именно червь подобен бацилле, разлагающей психическую энергию, и влияет даже на состав крови. Когда-нибудь ученые покажут психическую и физическую особенность человека, впавшего в сомнение. Такие последствия болезни сомнения будут среди самых заразных. Aum, 506.

      The slightest doubt will also decrease one's nervous stamina. Those who doubt cannot sit upon water or walk through fire. It is instructive to observe how the smallest doubt can destroy. This may be so fleeting that one does not notice it, yet it succeeds in disturbing the circulation of the blood. One cannot hope to arrest one’s pulse when the attention is divided, but it is not easy to free oneself from divided thought. Frequently thoughts carry along their “mirror images” which weaken the action of the basic thought. These unwelcome companions are the result of insufficient mental clarity.
      Также малейшее сомнение уже понижает нервную силу. Не могут сомневающиеся сидеть на воде или ходить по огню. При этом поучительно наблюдать, какая малая доля сомнения уже действует губительно. Такая доля может быть настолько ничтожной, что сам человек ее не замечает, но она пробегает неслышимо и успевает нарушить кровообращение. Невозможно произвольно остановить пульс, когда мысль двоится. Нелегко освободиться от двойника мысли. Очень часто мысли влекут за собою как бы двойников, они расслабляют действие основной мысли. Такие непрошеные последыши происходят от недостаточной четкости мысли. Supermundane II, 424.

      We lend Our Ears to pure thoughts. You will receive the knowledge and will walk the pure path, but beware of anger and of doubt. If you conquer, you will receive the light. If you falter, the whirlwind will obscure your soul. Perfect yourselves, my friends, unwearyingly. Deny not the Voice of the Spirit, suppress only the earth-bound voices. Be daring—I am with you.
      Чистую мысль у Нас ухо ловит.
      Узнаете многое, и чистою дорогою можете идти,
            но бойтесь гнева и сомнений.
      Если победите — просветитесь.
      Если подпадёте — омрачит вихрь душу вашу.
      Улучшайтесь, друзья, неустанно.
      Против голоса духа не идите,
            но замкните мирские голоса.
      Дерзайте — Я с вами. The Call, 25.

      Hearken! If you are afraid, Give Me your fear. If you are in doubt, Give Me your doubt. If you are angry, give Me your anger. Thus, I have accepted your fear and your doubt and your anger—this is for Me. And for you I give the path to the Light. For I wish you to approach Me joyous and radiant in the time of the Great Darkness— before the New Dawn.
      Если у кого есть страх,
      Дай Мне страх.
      Если у кого есть сомнение,
      Дай Мне сомнение.
      Если у кого есть гнев,
      Дай Мне гнев.
      Итак, Я принял и страх, и сомнение, и гнев, —
            это Мне.
      А вам путь к Свету,
      Ибо хочу, чтобы могли подойти ко Мне
            радостными и светлыми в день Великого Мрака
            перед Восходом. The Call, 371.

      From the first years of childhood the best prophylaxis against doubt should be employed. A healthy, rational, inquiring mind does not engender doubt, but any ignorance can be the source of the most ugly doubts. Doubt is primarily ugliness, and finally, it leads to betrayal. The epidemic of betrayal is already a planetary calamity.
      От младенческого возраста нужно употреблять лучшую профилактику против сомнения. Здоровая, разумная пытливость не породит сомнения, но всякое невежество будет источником самых уродливых сомнений. Сомнение будет, прежде всего, уродством и, в конце концов, приведет к предательству. Эпидемия предательства есть уже планетарное бедствие. Aum, 506.

      In experimentation with psychic energy doubt is the greatest obstacle. Free, fearless admittance will provide wings for the experiment.
      Для опыта над психической энергией сомнение есть самое большое препятствие. Свободное, смелое допущение будет крыльями опыта. Aum, 507.

      The cunning ways of the dark ones are multiform. In addition to their crudest attempts, there may be subtle approaches that influence one's weaker side. Creating doubt is one of the favorite methods used by the dark ones, and he who doubts is already defenseless. One would think that this axiom is sufficiently known, yet how many perish from this poison! I consider that a great many enemies of Truth are created by whisperers of doubt.
      Уловки темных разнообразны. Кроме грубейших покушений могут быть самые изысканные касания, воздействующие на слабейшую сторону. Внесение сомнения будет излюбленным способом приближения темных. Сомневающийся уже безоружен. Казалось, такая аксиома известна достаточно, но сколько погибало, именно, от этого яда!
      Считаю, особенно много противников Истины рождается от таких шептунов. Supermundane I, 26.

      If we were to imagine the greatest Spiritual Toiler on Earth, we would associate Him with tremendous power in the Subtle World. But contact with the purified Fire of Space would direct Him even to the Fiery World. There is no force that can prevent the ascent of the spirit that harbors no doubt. Doubt is like a hole in a balloon. Everything is in motion and is carried into Infinity. I say this to remind you that the natural direction of man is upward. Doubt is nothing but holes in one’s pockets, and diamonds cannot be carried safely in such pockets.
      Если представим себе величайшего Подвижника на Земле, то естественно он представит несравненную мощь в Тонком Мире. Соприкасание с очищенным огнем пространства повлечет его в Мир Огненный. И нет того предела, который воспрепятствовал бы восхождению неусомнившегося духа.
      Сомнение как прореха в воздушном шаре. Итак, все несется в движении в Беспредельности. Говорю это к тому, чтобы напомнить, что естественное положение человека кверху. А сомнение — не что иное, как дырявые карманы, в них алмазы не сохранить. Supermundane I, 102.

      Some may wonder why such a Great Spirit had to face the imperfections of dark entities. But the power of the Magnet attracts even the dark ones, who long to confuse and injure wherever they can. For example, even the slightest doubt will make it impossible to walk on water or fire, or to levitate. I mention this because the Great Pilgrim could perform these acts easily. His great power was in His absolute fearlessness, and He proceeded unwaveringly, for in His heart He had chosen the life of great deeds.
      Многие не поймут, почему такой Великий Дух должен видеть несовершенных темных сущностей. Но сила магнита влечет и темных. Они мечтают хотя бы чем-нибудь смутить и повредить. Даже малейшее сомнение не позволит ходить по воде и по огню или подниматься на воздух. Упоминаю это, ибо Великий Путник мог успешно и ходить по воде, и подниматься на воздух. Главное условие было в том, что в Нем не было никакого сомнения. Твердо Он шел, ибо решил в сердце подвиг. Supermundane I, 149.

      Urusvati knows that miracles cannot always take place. In addition to cosmic reasons and interference from the negative forces of the Subtle World, human disbelief can be an obstacle. It is difficult to discern the line between disbelief and doubt; both snakes come from the same nest.
      Урусвати знает, что не всегда могут состояться феноменальные действия. Кроме космических причин и вторжения отрицательных сил Тонкого Мира могут быть воздействия так называемого неверия. Трудно провести границу между неверием и сомнением, обе ехидны из одного гнезда. Supermundane I, 177.

      When knowledge is for a time suppressed, mass disbelief will follow, but one should always remember that the consciousness will once again search for the Truth. One should not waste time in doubt, for the highest understanding was given and assimilated long ago. A courageous understanding of the future life is wise.
      Может случиться, что создастся целое массовое отступничество, и познание опять временно изгонится, но следует помнить, что сознание опять вернется к новым достижениям. Не нужно терять времени на шатания, когда издревле уже достигли высших пониманий. Мудрость в том, чтобы мужественно понять будущую жизнь. Supermundane II, 314.

      I say irrevocably: While with Me, while without irritation, while without doubt, the streams of possibilities are incalculable.
      Нерушимо говорю: пока со Мною, пока без раздражения, пока без сомнения, неисчислимы потоки возможностей. Illumination, I:IX:3.

      “It is better to be friends with a donkey than to listen to a fox. It is better to call a physician than to bleed a demon. It is better to shudder at the torments of the past than to be in doubt about the future. It is better to judge in the morning and forgive in the evening. It is better to think by day and fly by night.” Thus is it said in the book “The Pearl of Dreams,” written in China.
      "Лучше дружить с ослом, нежели слушать лису. Лучше позвать врача, нежели пустить кровь демону. Лучше пугаться мучениями прошлого, нежели сомневаться в будущем. Лучше судить утром и прощать вечером. Лучше думать днём и летать ночью". Так сказано в книге "Жемчужина сновидений", писанной в Китае. Illumination, III:III:8.

      We must also turn our attention again to the serpentine venom of doubt. Doubt is of two kinds: one coils in its lair, in darkness, immobile and barbed. The other is ever crawling, sliding, and whirling. Usually the first is characteristic of youth; the second, of old age. The basis is not so much fear as deceitfulness in the nature of people. People distort their current judgments by these traits, influenced by their own past deceits. Though man is not inclined to self-examination, he is always ready to judge others, using himself as a standard. Try to catch hold of the tip of doubt. Do not hinder your steps with such soiled fetters. Truly, it is easier to carry a real snake in your bosom than to be strangled by the boa constrictor of doubt.
      Так же нужно возвращаться к змеиному яду сомнения. Два вида сомнения: одно - свивающее логово во тьме, неподвижное и колючее, другое - всегда ползающее, скользящее и вертящееся. Обычно первое принадлежит молодости, второе - старости. Основа не столько боязнь, сколько лживость натуры. Вспоминая свою бывшую лживость, люди приписывают происходящему свои свойства. Хотя человек не любит наблюдать себя, но судит всегда от себя.
      Пробуйте пытаться уловить кончик сомнения. Не связывайте свой шаг этими пятнистыми путами. Истинно, легче носить змею на груди, нежели обвиться удавом сомнения. Agni Yoga, 53.

      It should be understood how, in every sense, trust increases one's possibilities. But what kind of trust is the best? And what doubt is the worst? The inner trust that needs no words of affirmation is the best. The fleeting doubt is the worst. It is not the gnawing serpent of doubt that is most to be feared, because with just one achievement the serpent can be destroyed. But the swarm of small worms of doubt requires a lengthy cure. The strongest trust can be upset neither by thought nor word. It would be better to swallow a deadly poison than to remain in the illness of doubt. He who is shielded with trust needs no other armor.
      Какое доверие самое лучшее? Какое сомнение самое худшее? Утверждающее без слов доверие самое лучшее. Мимолётное сомнение самое худшее. Не гложущий змей сомнения страшен, одним подвигом может быть уничтожен змей, но множество малых червей требует долгого лекарства. Так самое крепкое доверие не оскорбляется ни мыслью, ни словом. Лучше проглотить яд, нежели болеть сомнением. Не нуждается в броне осиянный доверием. Agni Yoga, 236.

      Of course, imperil is the main destroyer of psychic energy. But one should not forget three other violators: fear, doubt, and self-pity.
      Конечно, империл является главным разрушителем психической энергии. Но также должны быть не забыты три нарушителя: страх, сомнение и саможаление. Agni Yoga, 389.

      Doubt is the destruction of quality. Doubt is the tomb of the heart. Doubt is the source of ugliness. Doubt must be mentioned in each talk, because where can we go without quality? What shall we understand without the heart? What shall we attain without beauty?
      They will ask, Why first Infinity, then Hierarchy, and only then Heart? Why not the reverse? But first comes the direction, then the connection, and then the means. One must not spoil this sacred recourse by doubt. Let us regard the quality of the pulse of a man in doubt and also at the hour of devoted striving. If doubt can alter the pulse and the emanations, how physically deteriorating will be its action upon the nervous system! Psychic energy is simply devoured by doubt.
      After doubt, let us recall treason itself, for who is closer to doubt than the traitor? But one can overcome that darkness only by adherence to Hierarchy, to the most inevitable, like the radiance of the sun. Truly, it burns, but lacking it there is darkness!
      Сомнение есть гибель качества. Сомнение есть могила сердца. Сомнение есть начало безобразия. Сомнение должно быть упомянуто в каждой беседе, ибо без качества куда же пойдём? Без сердца что поймём? Без красоты что достигнем?
      Спросят: «Почему сперва „Беспредельность“, потом „Иерархия“ и лишь после „Сердце“, отчего не наоборот?» Но раньше направление, потом связь, после средство. Нужно не испортить это священное средство сомнением. Обратимся к качеству пульса у человека сомневающегося и у него же в час верного устремления. Если сомнение может менять пульс и эманации, то как физически разлагающе будет оно действовать на нервную систему. Психическая энергия прямо пожирается сомнением.
      После сомнения напомним о самом предательстве, ибо кто же ближе к сомнению, как не предатель? Но ту тьму можно преодолеть лишь причастием к Иерархии, к самому неизбежному, как сияние солнца. Правда, жжёт оно, но без него тьма! Heart, 6.

      Let doubt, which has extinguished the fires of the heart more than once, be silenced. One must rid oneself of the worm in order to evade the dragon. Especially now is doubt destructive, because one may have only a single sword.
      Пусть умолкнет сомнение, которое не раз тушило огонь сердца. Нужно избавиться от червя, чтобы избежать дракона. Особенно сейчас сомнение губительно, ибо можно иметь лишь один меч. Heart, 257.

      Man should be told, “Do not weaken yourself; discontent, doubt, self-pity, all consume the psychic energy.” The manifestation of enshrouded toil—what a frightful spectacle! One should compare the fruits of luminous labor with those of a toil enshrouded by man when he has robbed himself.
      Следует сказать человеку — не обессиливай себя; недовольство, сомнение, саможаление поедают психическую энергию. Явление труда отемненного — ужасное зрелище! Можно сопоставлять следствия работы светоносной и работы отемненной, когда человек сам себя обокрал. Aum, 303.

      To indolence is attached doubt and self-pity. No energy comes into action through such a poisonous handicap. Doubt corrodes everything. Unsustained efforts and self-pity weaken even the strong in spirit. Such an exordium must be given to each one who wishes to bring psychic energy into action.
      К лени присасываются сомнение и саможаление. Никакая энергия не придет в действие при таком ядовитом грузе. Сомнение выедает все. Попытки и саможаление расслабляют даже сильных духом. Такое введение должно быть предпослано каждому, кто хочет привести в действие психическую энергию. Aum, 352.


Print