Криптограммы Востока

Оглавление

Страница сокровенной истории
Владыки Будды

Из Жизни Христа

Матерь Мира

Аполлоний Тианский

Из жизни Сергия Радонежского

Акбар Великий

Сказания

Князь Мира Сего

Золото и Тьма

Легенда о Камне

Пророчества о Шамбале и Майтрее

divider

Часто так называемые апокрифы сохраняют многие черты действительности, изъятые из официальных текстов. В этих неожиданных рассказах и притчах, раскинутых среди народов Азии, узнаём, какие именно облики живут в народном сознании.

От Алтая до Цейлона народы мечтают о Великих Учителях, припоминая из древности черты их жизни и приближая изложение к характеру своей страны.

Собирать эти криптограммы великих дум — значит заглянуть в душу народов.

Страница сокровенной истории Владыки Будды

Начало пути

Владыка Будда действительно покинул родной город. Действительно созерцал под деревом мудрости. Действительно учил в Бенаресе. Действительно окончил Учительство Своё в Кушинагаре. Но века прибавили много басен.

Владыка покинул родной город на коне в сопровождении посланного слуги. Дорога лежала на северо-запад, вдоль долины реки. Две недели продолжался ускоренный путь. Когда миновали горные проходы, кончился конный путь, дальше вела охотничья тропа.

Здесь явленный слуга оставил Его, но на прощание сказал: «Брат царевич, иди, и когда найдёшь хижину охотника, передай ему этот кусок дерева». И дал Ему кусок дерева с тремя знаками.

Владыка шёл семь дней по тропе. На восьмой день дошёл до хижины. Дверь была открыта, и высокий старик, одетый в старую, грязную поддёвку, стругал дерево.

Владыка обратился с приветствием, согласно обычаю Индии. Но охотник рассмеялся и указал на дерево. Владыка вспомнил о куске дерева и передал ему. Старик внимательно осмотрел знаки и добродушно указал на стол в хижине. Владыка понял приглашение и отведал дичь и мёд. Затем старик знаками указал Владыке отдохнуть.

Когда Владыка Будда проснулся, солнце только что озарило снега. Охотника не было в хижине, но со двора раздавался стук его топора. Но вот его фигура показалась в дверях и подала Владыке питьё из мёда. Затем старик взял суму и копьё и указал на солнце. Владыка понял, что пора в путь, и, взяв посох, вышел из хижины. Старик трижды поклонился Ему и указал следовать.

Подойдя к кустарнику, он раздвинул ветви, и обнаружилась узкая тропа. Он сделал знак Владыке следовать за ним и быстро пошёл вперёд, указывая на солнце. Так шли они до полудня, лес начал редеть, и стал доноситься шум реки. Они вышли на берег.

Старик натянул лук и послал стрелу. Молча ждали они. Владыка снял с себя оставшиеся украшения и подал старику. Но тот указал бросить в реку.

Вот появился на другом берегу высокий человек, выдвинул чёлн и направился к ним. Кафтан его был оторочен мехом и лицо очень смуглое, широкое. Достигнув берега, незнакомец поклонился Владыке и пригласил в чёлн.

Владыка хотел проститься с охотником, но тот незаметно исчез. Незнакомец также хранил молчание. Достигнув берега, они сели на коней и стали подыматься в гору.

Ночью достигли они предела снегов и на рассвете спустились в Обитель.

Завещанный Майтрея

Глаза царевича-ребёнка рано открылись на чудеса мира. Ничто не ускользало от Его проникновенного внимания.

Царь сказал: «Проницательность есть венец владыки, но крепость руки его есть его щит. Пусть укрепит руку на тетиве лука. Пусть дети знатных кшатриев состязаются с царевичем».

Мать-царица прибавила: «Если проницательность есть венец владыки и крепость руки — щит его, то сияние владыки есть милость и знание. Предпочту видеть моего потомка в окружении писавших Веды Дэв Мудрости».

Тогда старый мудрец обратился к царю, говоря: «Мать почитаемая, и ты, владыка, повелите мне соединить ваши желания. Повелите представить вам ту, которую мы зовём дочерью Великого Нага. Которую мы приняли в дом свой и уже семилетие как изумляемся её мудрости и крепости её стрелы. Поистине она достойна руки, начертавшей мудрость Вед».

«Приведи», — указал царь.

Мудрый советник привёл молодое существо и сказал: «Майтри, пошли лучший привет нашему царю».

Небывало было видеть семилетнюю девочку в белом одеянии с луком в руке и кинжалом за поясом. Убор тёмных волос тяжко не слушался обруча Нага, и глаза смотрели грустно и сурово.

Царь приказал: «Майтри, если ты можешь пустить стрелу, то пронзи павлина».

Майтри поклонилась царю, сказав: «Не могу лишать животное жизни. Но позволь, царь, пронзить яблоко на вершине яблони».

Указал царь Майтри быть при царевиче и много удивлялся мудрости, найденной на берегу озера.

Много лет провёл царевич с Майтри, называя её то грозной, то сияющей, то воином, то прорицательницей мудрости Нагов.

И дверь Пути открыла Майтри.

Когда же мощный Лев вернулся и рыком Истины покрыл горы, Майтри сохранила Ему лучшую ученицу и сказала: «Она прославит место трудов Твоих».

Владыка Истины сказал: «Майтри, явленный Проводник и Держатель. Ты, сокрывший мудрость свою от толпы, Ты заступишь место Моё, как Владыка Сострадания и Труда. Майтрея поведёт народы к Свету, и стрела подвига принесёт яблоко Знания».

Сказанное так же верно, как у места прославления Учителя воздвигнется Храм Знания.

Сказанное так же верно, как ученица Благословенного отдаст имя своё Храму Знания.

Основание явления Истины закреплено трудами жизни.

Дано в Чортен Карпо.

Уход

Когда приблизилось время уйти, Благословенный сказал своей жене: «Уйдём».

И трижды сказал — через мглу ночи, под зноем полудня и в луче восхода.

Но ночью рыкали тигры. В зное выползли змеи. И наутро столпились обезьяны.

«Ещё боюсь, — сказала жена, — ныне».

«Тоже на благо, — сказал Благословенный, — без зова своею поступью понесёшь Учение».

И слон затрубил семь раз, оповещая срок нового свидания.

Заветы

«Хорошо, хвалю тебя, Ананда, ибо без зова идёт утвердительница».

И Благословенный увидел на шарфе в Небе судьбу Света Матери Мира.

Вдесь Благословенный передаёт: «Всё для всего и всегда».

«Заметь четыре закона: Закон Вмещения, Закон Бесстрашия, Закон Близости, Закон Блага».

Избрание на подвиг

Как Будда избирал учеников на подвиг? Среди занятий, когда утомление уже овладевало учениками, Будда предлагал самый неожиданный вопрос и ждал скорейшего ответа.

Или, поставив самый простой предмет, предлагал описать его не более чем тремя словами или менее чем сотнею страниц.

Или, поставив ученика перед запертою дверью, спрашивал: «Чем откроешь её?»

Или посылал музыкантов под окно и заставлял петь гимны, совершенно противоположных содержаний.

Или, заметив докучливую муху, предлагал ученику повторить слова, неожиданно сказанные.

Или, проходя перед учениками, спрашивал: сколько раз прошёл?

Или, заметив боязнь перед животными или перед явлениями природы, ставил условием побороть.

Так мощный Лев закалял клинок духа.

Любимая игра Будды с учениками

Также не надо забывать любимую игру Будды с учениками в минуту отдыха.

Учитель бросал в пространство одно слово, по которому ученики строили целую мысль.

Нет более мудрого испытания состояния сознания.

Основа Учения

Люди не уясняют себе основу Учения Благословенного. Основа — дисциплина. Духовно и телесно монах общины стремился удержаться на пути. Первые годы он нёс тяжёлое послушание. Ему воспрещалось убивать себя упражнениями столпника, но предписывалось вести битву единым началом духа.

Так сурово учил Будда учеников.

Воистину, только в духовной битве знали они радость, потому говорится о терниях пути.

Только когда воля подвижника рождалась подобно льву и серебряная узда духа сверкала на чувствах ученика, только тогда Владыка приоткрывал завесу и давал задачу.

Затем уже постепенно ученик посвящался в Тайны Знания.

Отказ от собственности

Однажды ученик спросил Благословенного:

«Как понять исполнение заповеди отказа от собственности? Один ученик покинул все вещи, но Учитель продолжал упрекать его в собственности. Другой оставался в окружении вещей, но не заслужил упрёка».

«Чувство собственности измеряется не вещами, но мыслями. Можно иметь вещи и не быть собственником».

Будда постоянно советовал иметь возможно меньше вещей, чтобы не отдавать им слишком много времени.

Осуждение изуверов

Будда говорил браминам: «К чему привела ваша отделённость? За хлебом вы идёте на общий базар и цените монеты из кошеля шудры. Ваша отделённость просто называется грабежом. И священные вещи ваши просто орудия обмана. Имущество богатого брамина не есть ли поношение Божественного Закона?

Вы считаете юг светом и север тьмою. Будет время, когда приду от полуночи, и ваш свет померкнет. Даже птицы летят на север, чтобы там принести миру птенцов. Даже серые гуси знают ценность имущества на земле. Но брамин пытается набить золотом пояс свой и набрать сокровища под очагом и под порогом дома.

Брамин, ты ведёшь жалкую жизнь и конец твой будет жалким. Ты первый будешь подлежать уничтожению.

Если уйду на север, то оттуда и вернусь».

Три Архата

Три Архата неотступно просили Будду позволить им испытать чудо. Будда поместил каждого в тёмную комнату и запер их. После долгого времени Благословенный вызвал их и спросил о виденном ими. Каждый рассказал разные видения.

Но Будда сказал: «Теперь вы должны согласиться, что чудеса не полезны, ибо главное чудо вы не ощутили. Ибо вы могли ощутить бытие вне зримости, и это ощущение могло направить вас за пределы земли.

Но вы продолжали сознавать себя сидящими на земле, и мысли ваши притягивали к земле волны стихий. Набухание стихийных обликов вызвало потрясения в разных странах. Вы разрушили скалы и уничтожили ураганом корабли.

Вот ты видел красного зверя с пламенной короной, но огонь, извлечённый тобою из бездны, спалил дома беззащитных — иди и помоги!

Ты видел ящера с обликом девы, ты заставил волны смыть рыбацкие лодки — спеши помочь!

Вот ты видел орла летящего, и ураган снёс урожай трудящихся — иди и возмести!

Где же польза ваша, Архаты? Сова в дупле полезнее провела время. Или вы трудитесь в поте лица на земле, или в минуту уединения возвышайте себя над землёю. Но бессмысленное возмущение стихий пусть не будет занятием мудрого!»

Истинно, перо, выпавшее из крыла маленькой птицы, производит гром на дальних мирах.

Вдыхая воздух, мы приобщаемся ко всем мирам. Мудрый идёт от земли кверху, ибо миры откроют друг другу мудрость свою.

Пастух и санньясин

Пастух увидел человека под деревом, сидящего в размышлении. Он сел рядом и пытался задуматься, подражая человеку.

Он начал пересчитывать своих баранов и мысленно взвешивать выгоду руна их.

Оба сидели молча. Наконец пастух спросил: «Господин, о чём думаешь ты?» Тот сказал: «О Боге».

Пастух спросил: «Знаешь ли, о чём думал я?»

«Тоже о Боге».

«Ошибаешься, о выгоде продажи руна».

«Истинно, тоже о Боге. Только моему Богу нечего продавать, твой же Бог должен сперва сходить на базар. Но может быть, он на пути встретит разбойника, который поможет обратиться ему к этому дереву».

Так говорил Гаутама.

Сходите на базар. Удумайте скорее, чтобы вернуться.

Продавец обезьян

На корабле плыл продавец обезьян. На досуге он научил их подражать морякам, как те распускали паруса.

Но поднялась буря, моряки бросились убирать снасти. Обезьяны же, зная лишь, как распускать, шли следом и натягивали снасти.

Корабль погиб, ибо учитель предвидел лишь ясную погоду.

Так сказал Будда — Обновитель Лотоса жизни.

Притча о вопрошавшем

Дгулнор считался самым мудрым. Он имел счастье получить Учителя из Священной Подземной Страны, но Он был лишён языка и правой руки.

Устремившийся ученик задал вопрос, и Учитель кивнул головой.

Ученик задал два вопроса, и Учитель дважды кивнул.

Скоро ученик задавал непрерывно вопросы, и Учитель непрерывно кивал. Три года продолжалось вопрошание, и три года кивал Учитель.

«Значит, по опыту твоему, всё бывает?»

И Учитель не только кивнул, но и поклонился в землю и, открыв на груди одежду, показал на груди изображение Благословенного, дающего обеими руками.

Так была утверждена мудрость и было возвеличено творчество жизни.

Колесо Закона

Благословенный сказал притчу о Колесе Закона. К искусному переписчику пришёл почтённый человек и поручил переписать воззвание к Богу, для чего принёс достаточный пергамент.

Вслед за ним пришёл человек с поручением переписать письмо, полное угроз, и дал также пергамент, торопя окончить скорее.

Чтоб угодить ему, переписчик нарушил очередь и поспешил с его поручением, причём в поспешности схватил кожу первого заказа.

Угрожавший остался очень доволен и побежал излить свою злобу.

Затем пришёл первый заказчик и, смотря на пергамент, сказал: «Где кожа, данная мною?» Узнав всё случившееся, он произнёс: «Кожа для молитв носила благословение исполнения, тогда как кожа для угроз была лишена воздействия.

Человек неверный, нарушив закон сроков, ты лишил молитву силы, которая должна была помочь больному, но мало того, ты привёл в действие угрозы, которые полны неслыханных последствий.

Пропал труд Архата, благословившего мою кожу. Пропал труд Архата, лишивший зло силы.

Ты выпустил в мир злобное проклятие, и неизбежно оно вернётся к тебе. Ты столкнул с пути Колесо Закона, и оно не будет вести тебя, но пересечёт путь твой».

Не пишите законы на мёртвой коже, которую первый вор унесёт.

Несите Законы в духе, и дыхание Блага понесёт перед вами Колесо Закона, облегчая ваш путь.

Неверность переписчика может вовлечь целый мир в бедствие.

Черта необходимости

Отчего началось различие между Буддою и Девадаттою?

Девадатта спросил: «С чего начинать каждое действие?»

Благословенный отвечал: «С самого необходимого, ибо каждое мгновение имеет свою необходимость и это называется справедливостью действия».

Девадатта настаивал: «Как возникает очевидность необходимости?»

Благословенный отвечал: «Нить необходимости проходит через все миры. Но не понявший её останется в опасном ущелье и не защищённым от камней».

Так не мог Девадатта отличить черту необходимости, и эта тьма заслонила путь ему.

Искатель Будды

Один чистый человек хотел увидать Будду, удерживая своё внимание на самых разнообразных предметах. Руки его не хватали мудрые образы, и глаза его не пронзали предметы почитания — явление не приходило.

Наконец, преклонившись в молитве, искатель почуял, как на лоб ему спустилась нить паутины. Он отбросил её, и раздался чёткий голос: «Зачем прогоняешь руку Мою? Луч Мой следовал за тобою, позволь обнять тебя».

Тогда задрожал в человеке солнечный змей, и нашёл он отброшенную нить. И в руках его она обратилась в сорок жемчужин, и каждая носила Лик Будды. Посреди был камень, и на нём надпись: «Отвага — отчаяние — отрада».

Последователь Будды получил отраду, ибо знал пути к ней.

Познавший

К великому Познавшему пришёл ученик, желавший чудес — «после чуда уверую».

Учитель печально улыбнулся и показал ему великое чудо.

Ученик воскликнул: «Теперь я согласен под Твоей рукой пройти ступени Учения!»

Но Учитель показал ему на дверь и сказал: «Теперь ты Мне больше не нужен».

Спасение человека

Благословенный сидел над струями глубокого озера. В глубине можно было рассмотреть целый мир рыб и водорослей.

Благословенный заметил, как этот мирок сходен с царскими дворами. Если туда опустится человек, он ступнёй сокрушит все призрачные чертоги, но сам задохнётся. Из таких глубин не подымается дух человека.

«Впрочем, — улыбнулся Учитель, — на всё есть средство. Можно пробить скалу и выпустить озеро. Улитки должны будут или засохнуть, или найти другое существование, но человек уже не погибнет».

Колыбель младенца похожа на домик улитки. Дайте детям воздух. Дайте не стремление к предметам рода своего, но пусть каждый ребёнок выйдет против солнца без хвоста лохмотьев!

Притча о царе Марагора

Благословенный дал эту притчу Нараде.

Владыка Джатаки сказал своему любимому советнику: «Знаешь ли дела царя Марагора? Слыхал ли имя его? И узнал ли действия его?»

Советник оглянулся и прошептал: «Владыка, это злое имя непроизносимо устами. Каждый мрак хранит след действий его».

«Даю тебе поручение: собери сто верных людей и найди находчивость обойти землю Марагора и точно опиши мне все обычаи его. Если же встретишь самого царя, то передай ему, что я не боюсь произносить его имя».

Прошло десять лет. Возвращается советник, умудрённый видом, но полный смущения. Уже не сто человек, но тысяча сопровождает его.

«Владыка, много положено мною труда, и стоит перед тобою тысяча свидетелей, но поручение твоё не исполнено. Без счёта опрошено людей, и мы потеряли счёт земель пройденных. Скажу тебе, владыка, самое необычное — царь Марагора не существует, и нет злых обычаев его».

«Добро, — сказал владыка, — можешь поклясться в словах твоих?» — «Перед тобою тысяча и одна клятва».

«Тогда возьми свидетелей и обойди все площади и храмы, и объяви и напиши на столбах то, что утверждаешь.

Сын мой, ты исполнил моё поручение. Ты трудами своими поразил зверя тьмы. Призрак ужаса рассеялся, и никто не боится того, что знают.

Марагор явлен ужасом человечества и разрушен трудами отваги и преданности. Будь моим сыном, разрушитель мрака!»

Наставления правителю Раджагрихи

Однажды Благословенный посетил правителя Раджагрихи. Правитель обратил внимание на чистоту своего приёмного покоя. Но Благословенный сказал: «Покажи лучше чистоту опочивальни, умывальни и очага. Приёмный покой осквернён многими недостойными, но там, где творится сознание твоё, там пусть будет чисто».

И сказал Благословенный: «Нужно различать понимающих и соглашающихся. Понявший Учение не замедлит применить его к жизни. Согласившийся будет кивать головой и превозносить Учение как замечательную мудрость, но не применит эту мудрость в жизни.

Согласившихся много, но они, как сухой лес, бесплодны и без тени, только тление ожидает их. Понявших мало, но они, как губка, впитывают драгоценное знание и готовы драгоценной влагой омыть скверны мира.

Понявший не может не применить Учение, ибо, понимая целесообразность, он получает его как исход жизни.

Не теряйте много времени на согласившихся, пусть сперва покажут применение первого зова».

Так приписывают Благословенному целесообразное отношение к приходящим.

Из Жизни Христа

Звезда

Что это за Звезда, которая вела магов? Конечно, это Указ Братства, чтоб приветствовать Иисуса и сохранить и передать бедной семье некоторые средства.

По лицу земли, не зная точного места, мы шли. Указы Терафима вели изо дня в день. Когда мы слышали: «Близко», именно тогда мы теряли всякие признаки жилья.

Можно ли ожидать чудо неслыханного Провозвестия среди верблюжьих отбросов и ревущих ослов? Мышление человеческое пыталось поместить будущего Пророка хотя бы около храма или среди величественных стен.

Мы получили Указ остановиться на бедном постоялом дворе. В низком помещении, обмазанном глиною, мы остановились на ночь. Костёр и маленькая масляная лампа наполняли комнату красным светом.

После ужина мы заметили, что служанка сливает остатки молока в отдельную амфору. Сказали ей: «Не годится сохранять это». Она же сказала: «Не для тебя, господин, но для бедной женщины. Здесь за стеною живёт плотник, у него недавно родился сын!»

Потушив огонь, мы возложили руки и спросили: «Куда нам идти дальше?» Было сказано: «Ближе близкого, ниже низкого, выше высшего». Не поняв смысла, мы просили Указа. Но было сказано только: «Пусть уши слышат».

И сидели мы в темноте и в безмолвии. И услышали, как заплакал ребёнок где-то за стеной. Мы стали замечать направление плача и услышали материнскую песенку, которую можно часто услышать в доме землепашца. Она значит: «Пусть люди считают тебя пахарем, но я знаю, сынок, что ты царь. Кто же, кроме тебя, возрастит зерно самое тучное? Позовёт Владыка сынка моего и скажет: „Только твоё зерно украсило пир Мой. Сядь со Мною, царь лучших зёрен!“».

Когда мы услышали эту песенку, три удара раздались в потолок. Мы сказали: «Мы утром пойдём туда».

Перед рассветом мы одели лучшие одежды и просили служанку провести нас по направлению плача. Она сказала: «Господин хочет посетить семью плотника, лучше я проведу вас кругом, потому что здесь надо пройти через загон скота». Помня Указ, мы избрали краткий путь.

Вот за яслями маленькое жилище, прислонённое к скале. Вот у очага женщина и на руках Он! Какие же были знаки при этом? Он протянул к нам ручку, и на ладони был красный знак. На этот знак мы положили лучшую жемчужину из привезённых нами.

Передав ценности и священные предметы, мы предупредили мать о необходимости странствий. И немедленно отправились обратно, выйдя через тот же загон скота.

Позади мать сказала: «Видишь, сынок, ты царь. Этот алмаз поставь на лоб коня своего».

Мы ушли, помня знак красной звезды на ладони.

Тогда же было сказано помнить время красной звезды на лбу воина.

Хождение Христа

Так начнём описание Его жизни, чтобы неизвращённое слово было записано на земле.

Тридцать лет ходил Он, повторяя чтоб отдать тем, кто не примет. Учение Будды, Зороастра и старые сказания Вед узнавал Он на скрещениях путей.

Увидя чистые глаза, Он спрашивал: что знаете о Боге?

Через перевоз рек поджидал Он путников, спрашивал: не ты ли несёшь для Меня? Ибо должен был земными ногами пройти и человеческими словами спросить.

Когда Ему говорили о знаках звёзд, Он хотел знать решение, но азбука Его не привлекала. «Не тем люди живут. Как могу прекратить губительную бурю? Как могу открыть небо людям?

Почему они оторваны от Бытия вечного, которому принадлежат?»

Такое Учение сущности затмевало магические приёмы. Ибо вместо покорения малых духов природы, Он мечом духа своего разрубал все препятствия. Учение Его устремляло людей к возможностям духа. Потому волхвов не было около Него, но лишь по звёздам знали о Нём.

Мы знали многое, Он же мог всё. Послужить Его Учению решили мы тогда.

Приход Христа

Надо помнить день конца самого безрадостного приношения Христа, который только давал, не приняв ничего. Эта решимость с ранних лет провела Его через распалённую пустыню, и ноги Его горели так же, как у простого погонщика.

Мы ждали Его, но, как бывает всегда, минута Его прихода была неожиданна. Мне подвели коня, и собирался я проститься с семьёй, когда слуга заметил оборванного путника. Его длинное лицо было бледно и волосы были спущены узкими прядями ниже плеч. И только серый холст покрывал Его тело. Даже тыквы для питья я не заметил.

Но жена первая пошла Ему навстречу, и когда после я спросил, почему она устремилась, она сказала: «Как звезда загорелась в моей груди, и жар до боли брызнул жилками от неё». Ибо ходил высоко путник, когда подошёл к шатру. И я понял, Кто пришёл.

После пустыни принял Он лишь маисовый хлеб и чашу воды. И спросил коротко: «Когда пойдём?»

Я ответил: «Когда Звезда позволит». И мы ждали знака Звезды, и молчал Он, только говоря: «Когда?» И наблюдая звёзды, я сказал: «В рыбах кровь». Он только кивнул головой.

Так ждали мы три года каждый день, и свет Звезды над нами сиял.

Мне помнится, Он говорил очень мало о видении Света, когда маленький Мальчик принёс Ему меч, и как Свет радугой лился перед Ним и беззвучно голос посылал Его идти.

Мне также указано было проводить Его, куда я сам не мог ещё войти.

На белом верблюде выехали мы ночью и ночными переходами дошли до Лахора, где нашли казалось ждавшего нас последователя Будды.

Никогда не видел такой решимости, ибо были в пути три года. И три года пробыл Он там, куда я не мог войти.

Мы ждали Его и провели до Иордана. Так же белый холст покрывал Его, и так же одиноко пошёл Он под утренним солнцем. Над Ним была радуга.

Знаки Христа

Звезда Аллахабада указала путь. И так мы посетили Сарнатх и Гаю. Везде нашли поношение религий. На обратном пути, в полнолуние, произошло памятное изречение Христа.

Во время ночного перехода проводник потерял путь. Я нашёл, после поисков, Христа, сидящего на песчаном холме и смотрящего на пески, залитые луною.

Я сказал: «Мы потеряли путь, надо дождаться звёздного положения».

«Расул М., что нам путь, когда вся земля ждёт нас!»

Взяв бамбуковую трость, Он очертил квадрат вокруг отпечатка Его следа, прибавив: «Истинно говорю — ногою человеческою».

Потом, отпечатав ладонь, также заключил её в квадрат. «Истинно, рукою человеческою».

Между квадратами Он начертил подобие колонны и покрыл как бы полусферой.

Он говорил: «О, как Аум проникнет в сознание человеческое! Вот Я сделал пестик и над ним дугу, и заложил основание на четыре стороны. Когда ногами человеческими и руками человеческими будет построен Храм, где процветёт заложенный мною пестик, пусть Моим путём пройдут строители. Почему ждём пути, когда он перед нами?» И встав, тростью смешал начертанное.

«Когда имя Храма произнесено будет, тогда выступит начертание. Запомнив Моё созвездие, квадрат и девять звёзд засияют над Храмом. Знак ступни и руки будет начертан над камнем краеугольным». — Так это Сам сказал накануне новолуния.

Жар пустыни был велик.

Рассказ Марии Магдалины

Вы знаете мой образ жизни, когда по ночам нас знали и днём отворачивались. Также и к Христу по ночам ходили, а днём лицо отвращали. Мне подумалось: вот я самая низкая и меня стыдятся при солнце, но самого высокого Пророка также днём избегают. Так самое низкое и самое высокое одинаково избегаются.

И вот решила я найти Его и днём протянуть Ему руку. Одела свой лучший химат и ожерелье из Смирны и надушила волосы — так пошла, чтобы сказать народу: «При свете солнца избегаемые тобою низкое и высокое встречаются».

И когда увидела Его, сидящего посреди рыбаков, только холстиной покрытого, осталась через улицу и подойти не могла. Между нами проходили люди, одинаково избегая нас.

Так была решена моя жизнь, ибо Он сказал ученику самому любимому: «Возьми щепоть пыли и отнеси этой женщине, чтобы было на что променять её ожерелье. Воистину, в этой золе больше света, нежели в её камнях. Ибо из золы могу создать камень, но из камня — только пыль».

Остальное вы уже знаете, ибо Он не осудил меня, но лишь взвесил мои цепи, и цепи позора разлетелись пылью.

Просто решал Он, никогда не затруднялся послать самый простой предмет, решавший всю жизнь. До этих посылок Он дотрагивался, как бы одухотворяя их.

Путь Его был пуст, ибо народ, получив от Него дар, поспешно разбегался. И желал Он возложить руки, и пусто было.

Фурии срама неслись за Ним и притворно махали ветвями, когда Он уже был осуждён. Цена разбойника явилась достойной толпы.

Разбил цепи воистину, ибо дал знание, не приняв мзды.

Книжники

Уже вечер настал. Христос сидел на пороге.

Проходил книжник и спросил: «Почему сидишь на прохожем месте?»

Отвечал Христос: «Ибо Я порог к духу. Если хочешь пройти, пройди через Меня».

Новый книжник спросил: «Правда ли, что сын Давида сидит на псином месте?»

Христос отвечал: «Истинно, поносишь Давида, Отца Моего».

Стало темно, и третий книжник спросил: «Что сидишь, точно боишься дома своего?»

Отвечал Христос: «Жду, чтоб тьма ночная освободила Меня от лица твоего. Истинно, тьма во тьму уйдёт!»

Потом встал и указал на гору Мориа, где стоял Храм. «Мой Дед создал каменный Храм, но сидит под холстиною шатра».

Сказал книжник: «Безумец, Соломона живым почитает».

И пошли в незнании.

После вышла Мария из дома и, увидев Христа, сказала: «Раздели, Учитель, вечерю нашу».

Христос ответил: «Дар сердца сияет во тьме».

Вопросы Синедриона

Спрашивал Христа член Синедриона: «Пошёл бы ты к нам, если позовём?»

Христос отвечал: «Лучше пойду на кладбище, ибо там нет лжи».

Продолжал член Синедриона: «Почему не признаёшь нас, если даже отца твоего бракосочетал наш член?»

«Подождите, пока развалится дом ваш, тогда Мы придём».

«Зачем придёте, разрушать или сложить?»

«Не разрушение и не сложение, но очищение, ибо не обращусь к старому пепелищу».

«Как же ты, не уважаешь праотцев своих?!»

«Новые сосуды подают на пир. Уважая деда, не пьют из его чаши».

Глаза — открытые раны

Показали Христу изображение дальней страны. На ладонях и на ступнях было видно изображение раскрытого глаза.

Спросили: «Суеверие ли это? Можно ли видеть рукой или ступнёй?»

Учитель сказал: «Истинно, научаемся видеть рукою и ногою. Будет ли знать сущность недвижный? Как сложится убеждение наше, если не приложим руки? Дух наш на земле переносится ступнями».

Учитель добавил: «Мудрые люди дали это изображение, чтобы напомнить о сущности вещей».

И ещё добавил: «Не похожи ли эти глаза на открытые раны? Истинно, истинно, через открытые раны приходит Свет!»

Матерь Мира

Матерь Мира

Матерь Мира скрывает Имя Своё. Матерь Мира закрывает Лик Свой.

Матерь общая Владыкам — не символ, но Великое явление Женского Начала, представляющего духовную Матерь Христа и Будды. Та, которая учила и рукоположила Их на подвиг.

С давних пор Матерь Мира посылает на подвиг. По истории человечества Её Рука проводит неразрывную нить.

При Синае голос Её звучал. Образ Кали был принимаем, основа Исиды, Иштар.

После Атлантиды, когда Люцифер нанёс удар культу Духа, Матерь Мира начала новую нить.

После Атлантиды Матерь Мира сокрыла Лик Свой и запретила произносить Имя, пока не пробьёт час светил.

Сияние Матери Мира

Лиловая Аура Матери Мира светит нам. Кто не преклонится? Кто дерзнёт на Неё?

Среди суждённых сокровищ хранятся Её светлые украшения. Учение о Ней горит фиолетовым лотосом.

Пусть боль центров солнечного сплетения будет связана с Её днями.

Пусть новые кольца змия расплетаются в Её время. Пусть трубы воздуха звучат в Начало Её.

Матерь Мира, пустыню пройди, ибо цветы за Тобою. Матерь Мира, на гору взгляни, ибо светятся горы огнём Твоим!

Ушли ненавистные люди, подымаются орды.

Новые чудеса, новые носители, и рушение стен покрыто гласом: «Матерь идёт!»

«Матерь Будды, Матерь Христа, устреми Сыновей Твоих!

Если даже скала падёт на меня, буду знать — от Шагов Твоих!»

Так наполним пространство.

Приказ

И поверх всех словесных приказов звучит Приказ Безмолвный, Всепроникающий, Неотменный, Неделимый, Неотвергаемый, Ослепительный, Щедрый, Неописуемый, Неповторяемый, Неповреждённый, Неизреченный, Безвременный, Неотложный, Зажигающий, явленный в Молнии.

Вот два Приказа — на концах Мира Владыки Христос и Будда. И слово Их как меч сверкающий, но поверх Их грома явлен Приказ Безмолвный.

Поверх Их покрывшая Лик Свой, соткавшая пряжу дальних миров, Посланница Несказанного, Повелительница Неуловимого, Дательница Неповторенного!

Твоим Приказом океан замолкает и вихри черты невидимых знаков наносят.

И Она, Лик сокрывшая, встанет на страже Одна в сиянии знаков.

И никто не взойдёт на Вершину, никто не увидит сияние Додекаэдра, знака Её Мощи.

Из спирали Света знак соткала Сама в молчании. Она, Водительница идущих на подвиг!

Четыре угла — знак Утверждения явлен Ею в напутствие решившимся.

Игра Матери Мира

Какая великая игра Матери Мира! Она подзывает детей от дальнего поля.

«Спешите, дети, хочу научить вас. У Меня приготовлены для вас зоркие глаза и открытые уши. Присядьте на Моё покрывало, будем учиться летать!»

Огненный щит

Указала Матерь Мира: «Соберитесь ветры, соберитесь снега, не являйтесь птицы и не подходите звери.

Не утвердится нога человеческая на Моей Вершине. Не утвердится основа дерзания тёмного.

Не удержится свет месяца, но луч солнца достигнет Вершины.

Сохрани, солнце, Вершину Мою, ибо где встану на страже?

Никогда не взойдёт зверь и не удержится сила человеческая».

Сама Матерь Сущего с огненным щитом станет на страже.

Что блестит на Вершине? Чему вихри сложили венец сияющий?

Она, Великая Матерь, одна поднялась на Вершину.

И никто не взойдёт за Нею.

Пламенный плат

На самой высокой горе сияет Матерь Мира.

Она тьму поразить вышла.

Почему упадают враги и куда с отчаянием обращают глаза?

Она одела пламенный плат и окружилась стеною огня.

Она наша крепость и устремление!

Аполлоний Тианский

Посещение Аполлонием Тианским севера Индии

Сохранившийся рассказ о его жизни содержит повествование о посещении им севера Индии. Даётся подробное описание городов, мест и жителей, но совершенно упущен внутренний смысл его поездки. Правда, Аполлоний Тианский был известен как любитель странствований, но это плохо объясняет его поездку.

Ещё будучи молодым человеком, он слышал от одного ценителя и собирателя необыкновенных историй о существовании Обители Братства. Тогда он мало обратил внимания, но со временем, когда ему пришлось многое узнать и много увидеть, он вспомнил и в тайне духа решил посетить север Индии.

У него был друг, большой учёный и принявший многие степени посвящения; к нему обратился Аполлоний за советом. Старец задумался и обещал узнать.

И вот через год пришёл ответ. Старец обратился к Аполлонию: «Друг мой, воистину счастье с тобою. Мне пишут, ты можешь собираться в путь. В Кашмире ты встретишь одного моего друга — считаю, он может дать тебе необходимые указания. Итак, собирайся в путь».

Путь Аполлония был долог. На пути встречались разные люди. Один из встречных, как бы отгадывая намерение Аполлония, сказал: «Могу быть тебе полезным. Лицо, к которому направляешься, мне знакомо. Прошу тебя воспользоваться моим домом, когда достигнешь древней Гандхары». И встречный подал Аполлонию хранильницу даров. Аполлоний так и не узнал имени незнакомца.

Достигнув Таксилы, Аполлоний нашёл дом незнакомца и, подойдя к двери, ударил молотом. Дверь открылась, и молодой индус пригласил Аполлония войти. Тут только Аполлоний вспомнил, что не знает имени владельца дома. Привратник, видимо, ждал. Аполлоний, чтобы объяснить свой приход, показал хранильницу даров. Привратник сделал знак рукой и провёл Аполлония в комнату, где стоял стол и два кресла.

Через некоторое время дверь открылась и в комнату вошёл высокий человек. На нём был кафтан и знаки достоинства конного начальника.

Новопришедший назвался братом незнакомца и, как бы зная, зачем пришёл Аполлоний, сказал: «Мои люди завтра проводят тебя».

Наутро Аполлоний увидел на дворе несколько воинов и коней. Тронулись в путь и спешно доехали до Северных гор.

Здесь воины оставили Аполлония.

Уход Аполлония Тианского

В жизнеописании Аполлония из Тианы искажено слово об уходе его. Но имеется свидетельство ученика Калликрата о последнем хождении Учителя.

Аполлоний начал слышать голоса, зовущие его опять к тем берегам, где он уже побывал с пользою для духа. Взяв с собою ученика Калликрата, Учитель, не говоря о цели своего пути, немедленно отплыл.

Когда же прибыли к пещере, где Великий Учитель давал посвящение Архатам, навстречу им вышел высокий Старец и долго беседовал с Аполлонием. Калликрат услышал лишь последние слова Старца: «Если ты решил принять чашу Апологета Учения, то не медли».

Аполлоний, когда Старец скрылся в глубине пещеры, указал Калликрату спешно собрать достаточное количество благовонных деревьев и сложить в пещере подобие высокого ложа. Также указал, когда Калликрат услышит голос под сводом пещеры, зажечь, не оглядываясь, дерево, и может спешить к берегам Греции, забыв о происшедшем. Затем Учитель погрузился как бы в сон.

Калликрат сидел неподвижно, поддерживая огонь до глубокой ночи, когда высоко под сводом раздался необычно звучный голос Учителя: «Итак, я не умер, но иду принять чашу Апологета».

Тогда Калликрат исполнил всё указанное и завещал положить свидетельство с собою в гробницу.

Из жизни Сергия Радонежского

Провозвестие Владычицы

Пришло время указать главное о сияющем видении Владычицы. Неужели великое предуказанное видение было молчаливо? Неужели потрясение духа и седина волос не были следствием Провозвестия?

Владычица сказала: «Придёт время Моё, когда небесное светило Моё к Земле устремится, и тогда придёшь ты исполнить волю сроков.

И ненавистные будут спасителями, и побеждённый будет вести победивших. И три корня, разделённые проклятием, срастутся любовью, и вести их будет Посланный не из их племени. До срока проклянут татар и евреев, и они проклянут землю Русскую.

Когда же твои кости будут преданы уничтожению, трём проклятиям исполнится срок. И невидимо видимый станешь у престола, облечённый Венцами и Перстнем.

И где приложишь Перстень, там будет Рука Моя и Владык».

Наставления Сергия

«Иже успеет услышать своего духа голос, над бездною вознесётся». Так говорил Сергий.

«И ушедший в леса не сможет слышать речь людскую. И на ложе уснувший не услышит птичек, солнца возвестников. И чуду явленному молчащий откажется от глаза. И молчащий на брату помощь занозу из ноги своей не вынет». Так говорил Сергий.

К Сергию пришёл Святитель Алексий с вопросом: что делать?

Сергий ответил: «Помоги земле Русской».

Когда Сергия спросили крестьяне: что делать? — он ответил: «Помогите земле Русской».

Когда Минин обратился к Сергию, тогда пришёл ответ: «Помоги земле Русской!»

Труды Сергия

Вот уже борода седая. Вот уже Дух Пламенный в сослужении. Вот уже князь поклонился, но стоит возу с хлебом запоздать — и братия возлюбленная не верит ни на час.

Стоит временно оскудеть кошелю — и братия достойная и избранная готова променять чудесную Благодать на чужой грош. Ещё скажут: «Что-то Угодники твои оскудели».

И днём, и ночью нужна не Благодать, а благоденствие тела.

Говорили о Сергии, что игумен часто глухою ночью обходил кельи, и, находя спящих, он шёл дальше, не тревожа.

Может быть, он надеялся найти бодрствующего.

Предвидение Сергия

Также Сергий говорил иногда о Белой Горе, но никогда не указывал место её.

Когда кто-то стучался неожиданно, братия говорила: «Не игумен ли?»

Сергий говорил: «На Белой Горе живут разные твари. Когда им нужно, о двух головах и о пяти ногах. На наших непохожи. Сани там без коней и для скорости могут летать».

Акбар Великий

Серебряный Вестник

Под деревом Акбар имел видение. Серебряный Вестник неожиданно предстал и сказал: «Вот видишь Меня в первый и последний раз, будто Меня не бывало. Будешь строить царство и в нём Храм будущий. И как владыка пройдёшь поле жизни, неся в духе Храм будущий.

Поистине, долго ты пребывал на пути с Господом. Нужно окончить земную пяту. И Голоса Моего не услышишь, и Света Моего не увидишь, и готовность сохранишь идти путём Божеским.

Но когда придёт час открыть следующие Врата, то жена твоя, данная Господом, услышит стук Мой и скажет: «Он у ворот». Ты же увидишь Меня, лишь перейдя черту. Но когда жена вступит на последний путь, она увидит тебя в образе Моём.

Ты же будь земной царь и земледелец потом. Ты же, кончая земной путь, обойди поле сада твоего. Каждый, уходя, не оставит крохи на столе пира. Обойди все тропинки заросшие и помни: чем ближе, тем дальше. Сначала в грозе, потом в вихре, потом в молчании».

И потом Вестник загорелся серебром, и листья дерева стали прозрачными и радужными. И после затрепетал воздух и всё пришло в обычный вид.

Акбар больше никогда ничего не видел. Когда же пришёл час освобождения, оба радовались, ибо ещё один срок приблизился. И срок правильный, ибо могилы не существует.

Помощь Неба

Утвердился владыка, что помощь Неба придёт в каждый трудный час. Вот настало время объявить войну властителям Голконды, и затруднился владыка решением. Блуждал глаз владыки по полу, и видит: муравей несёт огромную ношу, и долго мучился муравей.

Наконец Акбар воскликнул: «К чему затруднять себя тяжестью Голконды!» И приказал остановить приготовления к походу.

Другой раз присутствовал владыка в собрании суда и хотел присоединиться к приговору, но внимание его было привлечено трепетанием бабочки, бившейся у окна. И забыл сложившееся уже слово, и подумал: пусть исполнят долг судьи, — сказав: «Сегодня я лишь гость здесь».

И приговор был справедливо милосерден.

Покушались враги на жизнь Акбара. Убийца уже стоял за деревом сада, когда владыка совершал один прогулку. Чёрная змея переползла дорожку, и владыка повернулся позвать слугу. В поисках змеи нашли убийцу за деревом.

Сказал владыка: «Помощь Неба ползает по земле. Пусть лишь глаз и ухо будут открыты».

Полководцы

О двух полководцах Акбара. Один получал пространные указания, другой лишь самые отрывочные. Наконец второй обратился к Акбару, говоря: «Чем я не заслужил пространных указаний, когда столько побед принёс?»

Акбар отвечал: «Твоя понятливость удержала поток слов. Пусть каждое мгновение, тобою сохранённое, отмечено будет лучшею жемчужиной».

Потому велика радость тех, кто может понять, сохраняя напиток Источника.

Прибавим о третьем. Он спросил: «Почему поздно или слишком рано порицается одинаково?»

Акбар сказал: «Друг мой, нет одинаковых величин. Потому, если преждевременность заключает в себе находчивость, то её цена лучше, ибо запоздалость соединена лишь со смертью. Преждевременность судима, запоздалость уже осуждена».

Стеснённый и угрожаемый, Акбар говорил своим вождям: «Чем менее волнуется вещество, тем яснее отражение вершин».

После смотра войска Акбар сказал: «Четвёртая часть сделана. Видел сытых людей, — остальное увидим после дня зноя, после дня дождя, после бессонной ночи».

Враги

Акбар, названный Великим, очень бережно относился к врагам. Любимый советник вёл список врагов. Акбар часто осведомлялся, не появилось ли в списке какое-либо достойное имя.

«Когда увижу достойного человека, пошлю привет переодетому другу».

И ещё говорил Акбар: «Счастлив, ибо мог прилагать в жизни священное Учение, мог дать довольство народу и был оттенён большими врагами».

Так говорил Акбар, зная ценность врагам.

Среди вражеских ударов Акбар был спрошен: откуда столько нападений?

Акбар отвечал: «Дайте и врагам минуту занятия».

Видимый невидимо

Придворный историк Акбара однажды сказал правителю: «Среди правителей наблюдаю неразрешимое явление. Одни владыки держались недоступно вдали от народа, их свергали за ненужностью. Другие входили в жизнь каждого дня, к ним привыкали и свергали за обычностью».

Акбар улыбнулся: «Значит, правитель должен оставаться невидимым, входя и направляя все действия».

Так решил мудрый правитель и предуказал будущее.

Видимый невидимо!

Сказания

Космогоническая сказка

Космогоническая индусская сказка сообщает:

Жило ужасное чудовище, пожиравшее людей.

Однажды чудовище преследовало намеченную жертву. Человек, спасаясь, нырнул в озеро. Чудовище прыгнуло за ним. Ища спасения, пловец скакнул на спину чудовища и крепко схватился за торчащий гребень.

Чудовище не могло опрокинуться на спину, ибо брюхо его не было защищено. Оно устремилось бешеным бегом, ожидая, когда человек изнурится.

Но человек думал, что он своим отчаянным положением спасает человечество. И в этой мировой мечте силы его напряглись без устали.

Чудовище между тем так ускорило бег, что искры летели огненным хвостом. И в пламени чудовище стало подыматься над землёю. Мировая мысль человека подняла даже врага.

Когда люди видят комету, они благодарят отважного, устремлённого вечно. Мысли людские мчатся и дают новые силы всаднику чудовища.

Белые, жёлтые, красные и чёрные люди устремляют мысли к тому, кто давно стал огненным.

Посланец Света

Старая легенда говорит:

С дальнего мира пришёл Посланец, чтобы дать людям равенство, братство и радость. Люди давно забыли песни и омертвились ненавистью.

Посланец изгонял темноту и тесноту, поражал заразу и строил радостный труд. Утихла ненависть, и меч Посланца остался на стене. Но все были молчаливы и не умели запеть.

Тогда Посланец собрал маленьких детей и увёл их в лес и сказал: «Ваши цветы, ваши ручьи, ваши деревья. Никто не пошёл за нами. Я отдохну, а вы наполнитесь радостью». Так начались робкие прогулки по лесу.

Наконец самый маленький остановился на поляне и засмотрелся на луч солнца. Тогда жёлтая иволга начала свой призыв. За нею малыш зашептал и скоро радостно зазвенел: «Наше солнце!»

Вереницей вернулись дети на поляну, и зазвучал новый гимн Свету.

Посланец сказал: «Люди запели. Настал срок!»

Семь слуг

Вот мы пошлём семь слуг на базар принести виноград.

Что вижу? Первый утерял деньги. Второй променял их на хмельное вино. Третий утаил их. Четвёртый не распознал зелёный виноград. Пятый, пробуя зрелость, раздавил всю ветку. Шестой отобрал умело, но толкнул и рассыпал по неосторожности. Седьмой принёс спелую ветвь и нашёл листья, чтобы украсить ветку.

Так семеро прошли одною дорогой и в одно время.

Оплот верности

Повелитель спросил мудреца: «Как увидеть гнездо измены и оплот верности?»

Мудрец показал на толпу разодетых всадников и сказал: «Гнездо измены».

После указал на одинокого путника и сказал: «Оплот верности, ибо одиночеству ничто не изменит».

И с того дня повелитель окружился верностью.

Почитание Учителя

Маленький индус, познавший Учителя. Мы спросили его: «Неужели солнце потемнеет для тебя, если увидишь его без Учителя?»

Мальчик улыбнулся: «Солнце останется солнцем, но при Учителе мне будут светить двенадцать солнц!»

Солнце мудрости Индии будет светить, ибо на берегу реки сидит мальчик, знающий Учителя.

Миларепа

Учитель Миларепа часто беседовал с животными. Около его уединения гнездились пчёлы, созидали города муравьи, залетали попугаи и обезьяна садилась подобно Учителю.

Учитель сказал муравьям: «Пахари и созидатели, никто вас не знает, но вы возносите высокие общины».

Сказал пчёлам: «Собирайте мёд знания и образов лучших. Никто не прервёт сладкий труд ваш».

Заметил попугаю: «По крику твоему вижу, что собрался быть судьёй и проповедником».

И погрозил резвой обезьяне: «Ты разрушил муравьиные строения и похитил чужой мёд. Может быть, решился стать правителем?»

Отшельник

Три мыши приблизились к отшельнику, привлечённые его недвижностью. Он сказал каждой из них: «Ты поселилась в муке. Хотя запасов её хватит на весь род твой, но от того ты не стала добрее.

Ты избрала местожительство в книгах и перегрызла немало их, но не стала образованнее.

Ты поместилась среди священных предметов, но не стала возвышеннее.

Право, мыши, вы можете стать людьми. Как люди, вы посрамляете данные сокровища».

Три льва пришли к отшельнику. Он сказал каждому: «Ты только что умертвил путника, спешившего к семье.

Ты похитил единственную овцу у слепой.

Ты уничтожил коня у вестника важного.

Можете, львы, стать людьми. Наденьте страшную гриву и начните войну. Не удивляйтесь, что люди окажутся более жестокими, нежели вы».

Три голубя прилетели к отшельнику. Он сказал каждому: «Ты склевал чужое зерно и счёл его своим.

Ты вытащил целебное растение и почитаешься священной птицей.

Ты прилепился к чужому храму и во имя суеверия заставил кормить себя.

Право, голуби, пора вам стать людьми. Суеверие и ханжество славно прокормят вас».

Батур Бакша

Батур Бакша пришёл сказать народам слово Истины.

Говорит Батур товарищам: «Скажу все слова Истины». Устрашились товарищи: «Лучше скажем половину Истины, иначе не устоит твёрдая земля».

Но Батур не может промедлить, идёт сказать полное слово Истины. Обратилась змея в чёрную стрелу. Как ударила змея посреди Батуровой груди. Слово Истины не сказано.

Будут хоронить Батура на печаль всем людям. Но не может от змеи покончиться сам Батур. Он оставил в гробе оружие своё и отошёл тайно в поле. «Пойду искать новых товарищей, кто не боится полного слова Истины».

Ходит Батур по горам, ходит по пустыням. Как солнце, жжёт полное слово Истины. Побелел Батур от зноя Истины.

Зовёт Батура Сам Воитель Шамбалы: «Эй, Батур! Дам тебе одно из Моих Имён, дам тебе новых товарищей, не погнутся они от полного слова Истины.

Ты взойди на гору Адыган, ты посмотри на полдень: когда заметишь пыль великую, как засмотришь копья, как посчитаешь коней, так Сам Я иду. Ямучи Сам следом за Мною.

Поспешай, зачем оглядываться, смотри на полдень — слово Истины пришло!»

Так поют в глубине Азии.

Батур Бакша не умер, но ищет новых товарищей, не боящихся полного слова Истины. Отмечено оборачивание Батура на полдень.

Такими словами Азия ждёт полное слово Истины.

Белая Гора

Гора Белая, Гора, познавшая, откуда вода белая пошла.

Пошлёт Гора камни Катуни. Сносят камни берега белые, разделяют камни брата от брата. Закраснела кровью Катунь, идёт война.

Белая Гора, ты ли послала красные камни? Где твоё Беловодье?

Возьму посох кедра, окручусь белою одеждою, подымусь на Белую Гору, у неё спрошу — откуда пошла белая вода?

От Горы, от самой вершины показались сорок сороков вершин. За ними светится Гора Белая!

Камень ли горит? Тайна обозначилась.

Пойдём, братие, на тот Свет сияющий!

Невиданное увидено. Неслыханное услышано.

На Белой Горе стоит град. Звон слышен. Петух в срок закричал.

Удалимся в город и послушаем Книгу Великую.

Стрелы мыслей

Посмотрим на звёзды. Нам сказали, что сосуд Мудрости пролился из Тушиты и капли чудесного напитка засияли в Пространстве.

Но Учитель сказал: «Это сияют наконечники стрел мыслей. Ибо мысль вонзается в лученосное вещество и зачинает миры».

Мысль творящая! Не оставь украшать Пространство цветами Света!

Мысль мира

Соломон говорил: «Поставлю тебя на распутье, и сделаю тебя молчащим и недвижным.

И перед тобою пойдут знаки событий.

Так умеришь человеческое любопытство.

Так заглянешь в суждённое течение потока.

Ибо поверх человеческого мышления несётся мысль мира».

Так наблюдайте течение событий, как бы с вершины башни считаете стада овец.

Источник терпения

«Владыка семи Врат! Поведи нас в сторону солнца, нас, прошедших полночь.

Стрелы наши принадлежат Тебе, Владыка.

Без Твоего Указа мы не войдём в стены отдыха.

Ни час, ни день, ни год не преграждают путь.

Ведь Ты, Быстрейший, держишь повод коней наших.

Ведь Ты, Сам, испытал путь и поручился терпением.

Скажи, Держатель, откуда течёт источник терпения?»

«Из руды доверия».

Кто знает, где вестник меняет коня!

Хранитель семи Врат

Огорчился Хранитель семи Врат. «Даю людям нескончаемый поток чудес, но они не распознают их.

Даю новые звёзды, но свет их не изменяет человеческое мышление.

Погружаю в глубину вод целые страны, но молчит сознание человеческое.

Возношу горы и Учения Истины, но даже головы людей не обращаются к зову.

Посылаю войны и мор, но даже ужас не заставляет людей помыслить.

Посылаю радость знания, но люди делают из священной трапезы похлёбку.

Нет у Меня знаков, чтобы отвратить человечество от гибели!»

Сказал Хранителю Высший: «Когда строитель закладывает здание, разве он повещает всех работающих на постройке? Меньшая часть знает о решённых размерах.

Только нескольким доверено назначение здания. Те, кто роют камни прежних оснований, не вместят даже одного основания нового.

Не может этим огорчаться строитель, если в облике работающих нет знания о сущности его замысла. Он только может соответственно распределять работу».

Также и в сознании людей будем знать, что невмещающие и невнимающие могут исполнить лишь низшую работу.

Пусть один понявший утвердится как сто тысяч мудрецов. И знаки для него развернутся как начертания.

Пламенный

Пламенный сказал Князю Тьмы: «Ты отравил воздух, Ты загрязнил воды, Ты истощил землю, но к огню Ты не прикоснулся, и огонь не тронут Тобою. И огонь будет жечь Тебя, как свет тьму поражает. Не устанет великое пламя, и не дерзнёшь выйти из обиталища своего.

Призову из Пространства новые огни, и они иссушат дела Твои. Как трещины бесплодные, как кости истлевшие, так будешь уничтожен, изгнан, отступишь.

Стена пламенная подвинется, и не найдёшь в ней следов своих. Охраню пламя дальними мирами. Не можешь отравить, загрязнить, истощить его.

Соберу род пламенный, — рождённые огнём, они не поддадутся, и смущённые Тобою воды не зальют их горение.

Князь Тьмы, бойся Огня!!»

Дар Тьмы

Дух Тьмы мыслил: «Как ещё крепче привязать человечество к земле? Пусть будут сохранены обычаи и привычки. Ничто так не прикрепляет человечество к обычным обликам.

Но это средство годно лишь для множества, гораздо опаснее одиночество. В нём просветляется сознание и созидаются новые построения.

Нужно ограничить часы одиночества. Не следует людям оставаться одним. Снабжу их отражением, и пусть привыкают к своему облику».

Слуги Тьмы принесли людям зеркало.

Вознаграждение

Один человек отдавал много золота на добрые дела, но ждал вознаграждения. Однажды Учитель его прислал ему камень с запиской: «Прими воздаяние, сокровище дальней звезды».

Человек вознегодовал: «Вместо моего золота мне дан камень! Что мне до дальней звезды!» — и бросил в огорчении камень в горный поток.

Но пришёл Учитель, говоря: «Как нашёл ты сокровище? В камне заключён был самый ценный алмаз, сверкающий больше всех драгоценностей мира».

В отчаянии человек бросился к потоку и, следуя по течению, спускался всё ниже и ниже.

Но мелькание волн навсегда скрыло сокровище.

Два Питри

Два Питри поспорили между собою о человеке. Светлый говорил, что человек всё отдаст.

Но Тёмный противоречил, отвечая, что человек утаит для себя нечто.

Начали они испытывать человека. Всего лишили, так что как одичалый бродил он, покрытый одной изорванной тряпкой.

«Видишь, всё отдал и живёт», — указал Светлый.

«Подожди», — усмехнулся Тёмный. И подкинул на дорогу плачущего ребёнка.

Человек прикрыл ребёнка последней тряпкой и пролил слезу.

«Видишь, всё отдал», — сказал Светлый.

Но Тёмный ответил: «Да, тряпку отдал, но сердце сохранил».

Так перехитрил Тёмный Светлого.

Князь Мира Сего

Люцифер

Так много говорилось о тёмных, что следует сказать основную разницу между Христом и Антихристом, называемых добром и злом, или совершенством и несовершенством, или ещё ближе сказать — идеализмом и материализмом.

В чём было восстание Люцифера? Он захотел остаться в пределах планеты, и легенда о Князе Мира сего довольно правильна.

Около себя он начал собирать духов, довольствующихся земляной аурой. Чтоб удержать приверженцев, он начал развёртывать перед ними возможности Земли, подражая — иногда довольно искусно — противоположениям другой стороны.

Можно говорить о чудесах Антихриста. «Зачем нам сознание о будущем, когда могу показать вам силы Земли!»

Но между его последователями никто не скажет, покидая Землю: «Восхожу, Господи». Но содрогнётся, отрываясь от земного сверкания.

Правда, Люцифер был прекрасен и дал людям по-своему познание земного сияния. Но без него не было бы определённой границы между землёй и другими сферами. Без него различие жизни на земле и в других сферах должно было постепенно стираться, давая воплощённым духам подвижность материи.

Но древний Князь Мира, наоборот, приковывает материю к коре занимаемой им планеты. Как планетный дух, он знал недра Земли, но его заблуждение лежит в нежелании сотрудничества с другими планетами. Именно оно дало миру Христа.

В то время когда Люцифер превозносит свет Земли, Христос указывает на красоту всего Мироздания.

Мы говорим: «Пусть горит свет Люцифера, но за ним не скроется величие других огней». Мы не боимся произнести его имя. Мы знаем его существование.

Мы говорим: «Путь твой не может завершить Земли судьбу, ибо только общением с другими мирами жизнь твоей тверди обновится. Износятся твои скалы, и где утвердишь престол свой? И жизнь вечная и обмен вечный даёт нам вечный дом. Христос ничем не отличался от слуг твоих, но показал преимущество движения за пределы Земли». Христос говорил: «Могу переночевать на прекрасной Земле, чтоб продолжить путь. Но, Хозяин Земли, удержи слуг, чтоб не препятствовали Мне при восходе продолжить путь».

Итак, один восхитился материей, другой же идёт к мирам возможностей Света.

Христос строит вечное движение. Христос, говоря: «К чему одна Земля, когда суждены все миры!», так создаёт правильный путь человечества, когда широким кооперативом будет заложен настоящий обмен.

Люцифер, настаёт время, когда обновить лампу твою!

Люцифер, могший быть Представителем Единства, предпочёл оградиться от соседей. Конечно, можно только затруднить, но прервать поток нельзя. Самодовление земной материи вызывает корректив в лице Братства Света — Учреждения, незнакомого другим планетам по своей невольной боеготовности. Право, к чему эти Цари Мира, к чему белые и чёрные процессии, когда можно являться сотрудниками?

Построение материи и духа не заключает в основе вражды. Зачем останавливать движение в прекрасную Беспредельность? И зачем нагромождать призрачные запруды около Земли? Жаль ненужно задержанных путников, ибо эти земные станции им всё-таки не пригодятся дальше известного срока. К чему сотня воплощений, если десятью можно перешагнуть порог?

Но борьба отчаяния переменила Носителя Света, и рубиновая аура наполнилась алым заревом. Последователи его, поистине, начали прибегать к постыдным средствам, которые лишь задерживают сроки, но не исчерпывают судьбу.

Потому Наши доспехи и мечи с радостью могли бы быть перекованы на части лабораторных аппаратов гораздо раньше, и Наша лестница, звено земли и Неба, могла быть гораздо ближе.

Как можно вспомнить последнего Великого Учителя, принявшего позорную смерть за то, что, казалось, уже давно было известно человечеству!

Бедный Носитель Света, в кончине Христа ты допустил непоправимую ошибку. Кедр ливанский, поднявший тело Христа, лишь сократит путь к Высшему Миру. И придётся тебе отойти на Сатурн, потому уже давно тебя называют Сатан. Но и там Садовник материи найдёт поля и может трудиться, как на Земле. И прими последний совет — пересмотри ряды слуг твоих.

По лестнице жизни ты хотел опередить Учителя. Вот тебе дано остережение. Вот стоит Наша свидетельница твоей участи. И звезда Матери Мира встала знаменем безумия твоего, когда ты решил унизить носительницу Духа.

Видишь, вернётся жена на место суждённое!

Золото и Тьма

Золото

Явление важное происходит — именно, уявлен газ, разрушительный для планеты.

Чистое золото содержит его. Удержать его надо. Мужественное решение вовлекло найти сущность, наиболее опасную для планеты. Конечно, обратились прежде всего к предметам, наиболее близким к обиходу человечества. Конечно, камни и металлы наиболее связывают человека с недрами планеты и могут быть очагами заразы.

Как известно, медь и свинец нездоровы. Серебро содержит уявленный состав, напитывающий энергию. Железо полезно, но окись железа даёт гниение.

Широкое почитание золота заставило обратить внимание на него. Посредством сложных изысканий пытались приложить воздействие золота на различные проявления космических сил.

Не было сомнения, что этот металл особенно насыщен сильными эманациями света, и золотые жилы сообщают явления астрального света недрам Земли. Потому, если мир астральный в порядке, роль золота может быть даже благодетельна.

Но именно этот проводник может обратиться в нить к пороховому складу.

Можно представить, как легко этот металл может передать коричневый газ, сгущённый безобразием астрала. И дух окажется взрывателем и возбудителем вулканов.

Можно ли ожидать упорядочения астрального мира без подвига земли к Общине?

Можно разрушить безобразия астрала идеей отказа от собственности. Нужно знать мрачные закоулки астрала. Но достаточно объявить там о новом порядке земли, и лихорадка безобразия заколеблется — ведь астрал очень привязан к курсу земли, и даже старые обитатели астрала очень боязливо читают земные газеты.

Весть о земных переворотах подобна вентилятору. Допущение земных переворотов имеет большое значение не только на коре Земли.

Теперь увидим развитие больших событий. И с мечом, и с весами будет решаться наиболее полезное.

Тьма

Абсолютная Тьма есть антипод Света. Это враг всего сущего. Это отрицание жизни. Это удушитель и отравитель.

Что же это такое? Это извержения несовершенного духа. Нет слов описать этот гнёт и удушение. Не многие могли видеть этого врага планеты без заболевания.

Именно эта Тьма начинает покидать прежние вместилища. Химически говоря, эта эссенция антимония и хлористого аммиака выедает на своём пути все элементы, и газ проводит в эти каверны стихии разрушения.

Правда, удалось прорубить точку через эту массу, но прорыв её поглощает столько энергии, что, действуя с одной лишь стороны, можно израсходовать все запасы.

Значит, надо создать течение сил человечества. И принцип Общины может быть единственным тараном твердынь Тьмы. Как всегда, принцип духовности имеет материальное основание — даже астрохимическое основание.

Легенда о Камне

Легенда о Камне

Иду пустыней. Несу чашу, щитом покрытую.

Сокровище в ней — дар Ориона.

Пламя Носящий, помни Лоб-нор и раскинь шатры. Куку-нор — конь спешит.

И в храме Иудеи не остался «Огонь Носящий». И спас едва Пасседван. Ушёл из развалин Китая.

Не тянись, Лун, к Камню. Он сам придёт, если дождёшься.

Но лукавство храма служителей похитило Сокровище у повелителя Индии, чтоб вознести чужую страну.

Пусть Гора гордости не долго Камень укрыла. Пусть величается город Камня, но путь Сокровища намечен.

Пора Камню вернуться домой.

Когда пламя над чашей кольцом совьётся, тогда близко время Моё.

На Ланке лежит Камень. Захоронен за измену Раваны. Отойдёт через море.

За ним, как хвост кометы, счастье ещё блестит, но не долго.

Пусть сто ступеней Китая привет пошлют «Огонь Носящему». Но Пасседван Камень уносит, и пески передали Огонь воителю наезднику Тимуру. Подошёл Великий к Янтарной стене, покрыл знамёнами поле.

«Пусть Камень лежит во Храме, пока вернусь».

Но жизнь чудо привела внуку. Путь Камня лёг на Запад.

Под землёю собираются отцы духовные естество Камня испытывать. Почему, когда Камень тёмен, тогда тучи заходят. Когда Камень тяжёл — кровь проливается. Когда звезда над Камнем, тогда удача. Когда трещит Камень, тогда враг идёт. Когда снится огонь над Камнем, тогда мир содрогается. Когда Камень покоится — шагай смело. Но вином Камня не облей, кури над Камнем лишь кедровую смолу. Носи Камень в костяной коробке.

Как к жару и как ко льду привыкнуть надо, так надо привыкнуть и к излучению Камня. Каждый, Камень носящий, должен тихо пожить с ним. Дурман лучей невидим, но жар тайный сильнее радия. Елей льётся невидимый. Явно же Камень покоится на ткани родины своей.

У дыхания степей и у хрустальных звонов гор дух Камня указует путь знамени. Водит чудо народ — лучей Ориона. У длинных ютсаков и Каракорум-нор Учителю надо повести коней. У Уюб-нор Явление ожидается.

Жреческое сознание всех времён готовило людей к принятию достойному Сокровища. Законы мудрости давно указали срок, когда затмение двойное и когда погружение святынь в волны ознаменуют появление новое Камня. Будем молитвенно ждать наш жребий.

Уезжай, Камень, за море, дай птице донести весть в ухо: Камень едет.

Тёмною ночью в тёмной одежде неслышно подходит гонец узнать, как ждут они? У поворота, за углом, ждёт ручной зверь, носом поводит, лапу тянет, послан врагом. Кто копошится за лестницей, какие мухи налетели, откуда вихрь летит? Но иду крепко, держу Камень прочно, учу молитву: «Не покинь, Владыко, потому собрал я силы мои, не покинь, ибо к Тебе иду!»

На горе Арарат лежит горюч Камень. Новгородский богатырь разбился о Камень, ибо не верил. Воля Новгорода указывала на владение Сокровищем, но неверие заслонило возможность чуда.

Лучшее напоминание о мощи Камня положено в змеином камне — след мудрого владения. Последователь ночи пытался показать присвоение Камня, но Сокровище всегда было светлым признаком. Лукавые владыки не надолго владели Камнем, не зная, что лишь устремление к добру покоряет огонь Камня.

Уроил Зена, дух воздуха, принёс царю Соломону Камень. Воскликнул дух на чуткое ухо: «Повелением Господа Сил вручаю тебе Сокровище Мира!»

«Добро», — сказал царь и отнёс Камень во храм. Однако нашло мышление сохранить часть Сокровища на себе. Призвал царь Ефрема из колена Иудина — златоковача, и указал отбить часть Камня, и взять чистого серебра, и сковать перстень, и начертать на Камне чашу мудрости, пламенем просиявшую. Думал царь не расстаться с Сокровищем. Но дух сказал: «Не годно ты нарушил Высшее А-Естество. Труднее будет владеть Камнем сынам человеческим, и только те, кто с тобою, могут повернуть Камень к добру. Созвездием укажу путь Камня».

Уехал посол к хану Тамерлану, не легко лежит Камень в Отакуе. Надо послать стражу трёх знамён. Едут на верблюдах люди, пыль столбом закрывает солнце. Погода людей покрыла — без конца идут. И каюки повернули коней к дому. Ночью кто убережёт Камень? Пустыня увела чужих людей, и Камень ушёл с ними на полдень. Удумай, хан, как догнать Камень в годных путях! Грусть пошла, хворость, даже конь оступается. К годным ездокам является дух явленный: «Не ищите, только время покажет путь». Каждый улус по-своему поёт о Камне.

Отец Сульпиций имел видение: Белый облачный столб придвинулся и голос раздался: «Храните Камень в ковчеге, привезённом из Ротенбурга. На нём четыре квадрата со знаком «М» в каждом. Явление будет ясно, когда Я произнесу: „Путь четверых на Восток“. Ничто не убавит Заповедь. Уступите суждённому часу. Соберу воинов Звезды Моей. Кому суждено познанное во времени — те соберутся. Сие свидетельствую тем часом, что Камень подобен сердцу человеческому и в нём заключён кристалл сияющий!» После тех изречений столб распался синими искрами, повергнув отца Сульпиция в беспримерное дрожание. Так замечательно, что Камень, прибывший с Востока, имеет форму расплющенного плода или сердца, удлинённой формы. На ковчеге найдены сказанные буквы, значение их неизвестно.

Курновуу, Правитель золотом покрытый, получил от Тацлавуу Камень тёмный, который заключал кристалл жизни. И правитель носил этот Камень поверх золота.

Из книги Тристана, названного Луном. «Когда Сын Солнца сошёл на землю научить народы, с неба упал щит, который носил силу мира. Посреди щита, между тремя отличными пятнами, выступали серебряные знаки, предвещавшие события под лучом Солнца. Явление неожиданной тьмы на Солнце повергло в отчаяние Сына Солнца, и он выронил и разбил щит, ибо созвездие было враждебно. Но сила осталась в обломке середины, там касался луч Солнца. Говорят, царь Соломон вынул внутреннюю часть Камня для перстня. Сказание наших жрецов также говорит о разбитом щите Солнца. Злейшая ошибка отрицать Камень. Поистине, я видел его — осколок щита мира! Помню величину его, длиною с мой пятый палец, серый отблеск, как сухой плод. Даже знаки помню, но не понял их. Положительно я видел Камень, и найду его. Говорят, Камень сам приходит, взять его нельзя. Если так, я дождусь Камня. Ради его иду в пустыню до конца жизни».

Помни, Лун, — ты решил дождаться.

Когда у повелителя Индии пропал Камень, жена сказала: «Найдём его опять. Удалый просит лук, птицу сам достанет».

Когда император Китая владел Сокровищем Солнца, он построил для него храм из бирюзы цвета чистого неба. Когда же маленькие принцы с невестою заглянули в дверь слишком долго, император сказал: «Лиса вас ведёт, чуете Радость Мира».

Железная корона лангобардов — тоже воспоминание о Камне. Не долго гостил Камень около Горы гордости. Много послов с Востока. Уносят верблюды Камень в Тибет. По пустыне несут, и с ним — новую силу.

И последний полёт на Запад осветил царство небывалое неудачного единения народов Запада. На каждом луче Востока уже ищут Камень. Время настаёт, сроки исполнятся. Рок суждённый записан, когда с Запада добровольно Камень придёт. Утверждаем ждать и понять Камня путь. Утверждаем понять суждённых носителей Камня, идущих домой. Корабль готов!

Тибет и Новая Страна пойдут навстречу семи звёздам под знаком трёх звёзд, пославших Камень миру. Сокровище готово, и враг не возьмёт золотом покрытый щит!

Ждите Камень!

Пророчества о Шамбале и Майтрее

Пророчества о Шамбале и Майтрее

Сокровище с Запада возвращается. По горам зажигаются огни радостей. Посмотрите на дорогу — идут носящие Камень. На ковчеге знаки Майтреи.

Из Священного Царства срок указан, когда расстелить ковёр ожидания. Знаками семи звёзд откроются Врата.

«Огнём явлю Моих посланных. Соберите предуказания счастья вашего!»

Так исполняются предсказания предков и писания мудрых.

Найдите ум встретить назначенное, когда в пятом году появятся вестники воинов Северной Шамбалы. Найдите ум встретить их и принять Новую Славу!

Дам мой знак Молнии!

Указ Кесар-хана. «У Меня много сокровищ, но могу дать их Моему народу лишь в назначенный срок. Когда воинство Северной Шамбалы принесёт копие спасения, тогда открою горные тайники и разделите с воинством Мои сокровища поровну и живите в справедливости. Тому Моему Указу скоро поспеть над всеми пустынями.

Когда золото Моё было развеяно ветрами, положил срок, когда люди Северной Шамбалы придут собирать Моё имущество.

Тогда заготовит Мой народ мешки для богатства, и каждому дам справедливую долю».

«Можно найти песок золотой, можно найти драгоценные камни, но истинное богатство придёт лишь с людьми Северной Шамбалы, когда придёт время послать их.

Так заповедаю».

Приходящий Майтрея изображается со спущенными ногами — символ спешности.

Явление Майтреи сказано после войн, но последние войны будут за Истинное Учение.

Причём каждый восставший против Шамбалы будет поражён во всех делах своих. И волны будут смывать дом его, и даже пёс не придёт на зов его. Не тучи, но молнии будет видеть он в последнюю ночь. И Красный Вестник встанет на столбах Света.

Учение указывает, как каждый воин Шамбалы наречётся непобедимым.

Сам Владыка спешит, и знамя Его уже над горами!

Благословенный Будда посылает вам любимого Майтрею, чтобы вы могли приблизиться к Общине. Ваши пастбища протянутся на Заповеданную землю.

Когда вы стережёте стада, не слышите ли голоса в камнях? Это работники Майтреи готовят для вас сокровища.

Когда ветер свистит в ковыле, понимаете ли, что это стрелы Майтреи летят на защиту?

Когда молния озаряет ваши улусы, знаете ли вы, что это свет вашего желанного Майтреи?

Кому же поручается стража в первую ночь? — Вам!

К кому же направляются Мои посланные? — К вам!

Кто встретит их первыми? — Вы!

С запада, с гор придут Мои люди. Кто же примет их и сохранит их? — Вы!

Молите Тару побыть с вами. Желайте сердца омыть до прихода Моего.

Каждый узнавший о Моём желании покроет шапку красным верхом и обернёт налобник узды красною тесьмою.

Смотрите пристально на кольца приходящих. Там, где Моя чаша, там ваше спасение.

На горах зажглись огни, приходит новый год. Кто проспит, тот больше не проснётся.

Северная Шамбала идёт!

Мы не знаем страха. Мы не знаем уныния.

Дуккар многоокая и многорукая посылает нам чистые мысли.

Подумайте чистыми мыслями, подумайте светлыми мыслями!

Раз, два, три, вижу три народа.

Раз, два, три, вижу три книги: первую — Самого Благословенного, вторую — явленную Ашвагхошею, третью — явленную Цонкхапою.

Раз, два, три, вижу три книги Прихода Майтреи. Первая написана на Западе, вторая написана на Востоке, третья написана на Севере.

Раз, два, три, вижу три явления. Первое с мечом, второе с законом, третье со светом.

Раз, два, три, вижу три коня. Первый чёрный, второй красный, третий белый.

Раз, два, три, вижу три корабля. Первый на воде, второй под водою, третий над землёю.

Раз, два, три, вижу три орла. Один сидящий на камне, второй клюющий добычу, третий летящий к солнцу.

Раз, два, три, вижу ищущих свет. Луч красный, луч синий, луч белый-серебряный.

Утверждаю, что Учение вышло из Бодхи-Гая и вернётся туда.

Когда шествие с Изображением Шамбалы пойдёт по землям Будды и вернётся к Первоисточнику, тогда наступит время произнесения священного слова Шамбала.

Тогда можно получить пользу от произнесения этого слова. Тогда мысль о Шамбале даст пищу.

Тогда утверждение Шамбалы станет началом всех действий и закончится благодарностью Шамбале.

Великое и малое проникнется понятием Учения.

Священная Шамбала изображается среди мечей и копий в непобедимом доспехе.

Торжественно утверждаю — непобедима Шамбала!

Завершился круг несения Изображения! В местах Будды, в местах Майтреи пронесено Изображение. «Калагия» — произнесено. Как знамя развернулось Изображение!

Сказанное так же верно, как под камнем Гума лежит пророчество о Священной Шамбале.

Обойдёт знамя Шамбалы срединные земли Благословенного. Признавшие его возрадуются, и содрогнутся отвергшие.

Спросит Таши-лама Великого Далай-ламу: «Что суждено последнему Далай-ламе?»

«Отвергнувший будет предан суду и забвению, и пойдёт воинство под знаменем Майтреи, и станет город Лхаса омрачённым и пустым.

Восставшие против Шамбалы низвергнуты будут.

Как кровь, отечёт знамя Майтреи земли Нового Мира для затемнённых, и как красное солнце — для понявших!»

Найдёт Таши-лама Великого Далай-ламу, и скажет Далай-лама: «Пошлю тебе лучший знак мой молнии, иди и прими Тибет. Кольцо сохранит!»

От редакции

Эта книга легенд, сказаний и пророчеств (Из жизни Будды, Христа, Аполлония Тианского, Сергия Радонежского; Матерь Мира; О Шамбале и Майтрее; О Камне и др.) была записана и обнародована Еленой Ивановной Рерих (1879–1955). В ней приоткрываются сокровенные страницы жизни Великих Учителей человечества, по большей части нигде не записанные, но надёжно сохранённые устной традицией Востока.

При подготовке 3-го издания использованы все доступные архивные материалы Е.И.Рерих. Псевдоним (Ж.Сент-Илер), данный по требованию первого издателя (Париж, 1929), опущен, и книга выходит без имени автора — так, как предполагалось вначале. Включены дополнения и уточнения, сделанные Е.И.Рерих для последующих изданий, но до сих пор не публиковавшиеся.